Вариант «Омега» (20)

Вариант «Омега» (20)

От боли веселый мой нрав зачах, Ведь я уже меланхолик! Кончай эти шутки, не то из меня Получится католик! Тогда я вой подниму до небес По обычаю добрых папистов. Не допусти, чтоб так погиб Умнейший из юмористов! Мой день был ясен, ночь моя светла, Всегда венчал народ мой похвалами Мои стихи. В сердцах рождая пламя, Огнем веселья песнь моя текла. Цветет мой август, осень не пришла, Но жатву снял я, — хлеб лежит скирдами. Покинуть мир с его дарами, Покинуть все, чем эта жизнь мила!

Антология одного стихотворения: ГЕНРИХ ГЕЙНЕ « »

Гициг, — То есть Ициг с буквой Г. Поразмыслив, Лишь друзьям шепнув, что горний В Гициге сидит святой.

новенно молчал, глядя на огонь, но порой вставлял словечко, всегда умно и .. был урок. С замирающим сердцем вошла я в будуар и, пробираясь за уче- А до тех пор она не хочет показываться с тобой из страха, что ты не тот шина и Н. Языкова, переводы «Флорентийских ночей» Гейне и прозы.

. ! Було не сплю та зброю все готую. Так чатував я невсипуще й збройно. Рудники надломили его и без того не очень крепкое здоровье. Жить поэту переводчику оставалось менее года. То есть был он к смерти куда ближе, чем автор стихотворения. Эйдельман Забытый часовой в Войне Свободы, Я тридцать лет свой пост не покидал. Победы я не ждал, сражаясь годы; Что не вернусь, не уцелею, знал.

Последний раз редактировалось Перевод Левика Как часовой, на рубеже Свободы Лицом к врагу стоял я тридцать лет. Я знал, что здесь мои промчатся годы, И я не ждал ни славы, ни побед.

ческого процесса не достигал никто, кроме Гейне, который с этих по И эти франты в страхе бросят пляску. Порой от страха сердце холодело.

Все тексты стихов выложены на сайте для некоммерческого использования, публикуются исключительно для ознакомительных целей и взяты из открытых источников сети. Если вам принадлежат права на какие-либо из материалов и вы не желаете, чтобы они были на нашем блоге, свяжитесь с нами, и мы немедленно их удалим! При использовании материалов сайта, будь то Стихи, Проза рассказы, поэмы, повести, новеллы и т. Все права на тексты принадлежат только их правообладателям!!

Ироничный романтик Генрих Гейне. (1797 – 1856 г.г.)

Всегда венчал народ мой похвалами Мои стихи. В сердцах рождая пламя, Огнем веселья песнь моя текла. Цветет мой август, осень не пришла, Но жатву снял я: Покинуть мир с его дарами, Покинуть все, чем эта жизнь мила! Ей не поднять бокала золотого, Откуда прежде пил я своевольно. О, как страшна, как мерзостна могила!

Однажды Генрих Гейне сказал: «Только одно может задеть меня самым . Порой, как лилии, белы, Как розы Порой от страха сердце холодело –.

Вижу ямочки две, краше светлого дня, На щеках, точно солнышко, ясных — Это бездна, куда увлекал так меня Пыл желаний безумных и страстных. Вот и милых кудрей золотая волна, Вниз бегущих с чудесной головки: То волшебная сеть, что соплел сатана, Чтоб отдать меня в руки плутовки. Вот и очи, светлее волны голубой, В них такая и тишь и прохлада!

Я мечтал в них найти чистый рай неземной, А нашел лишь преддверие ада! О, когда бы я слезы твои осушить Мог моею горячей любовью, Дать румянец на бледные щеки, облить Их из сердца добытою кровью! Ульрих слышит, что звуки им сказанных слов Кто-то по лесу вслух повторяет: Повторяют их птички в раздолье кустов, Пенье весело лес оглашает.

Переводы из Гейне

От беса — то, что манит выше! Мир воротился в отчий дом, Как ласточка под сень знакомой крыши. Все спит в лесу и на реке, Залитой лунными лучами. Выстрел вдалеке, — Быть может, друг расстрелян палачами! Быть может, одолевший враг Всадил безумцу пулю в тело. Вновь треск… Не в честь ли Гете пир?

Генрих Гейне. vladwel Доселе болит еще сердце мое, Как будто играю я . Порой от страха сердце холодело (Ничто не.

Левика Предисловие Я написал эту поэму в январе месяце нынешнего года, и вольный воздух Парижа, пронизавший мои стихи, чрезмерно заострил многие строфы. Я не преминул немедленно смягчить и вырезать все несовместимое с немецким климатом. Тем не менее, когда в марте месяце рукопись была отослана в Гамбург моему издателю, последний поставил мне на вид некоторые сомнительные места. Я должен был еще раз предаться роковому занятию — переделке рукописи, и тогда-то серьезные тона померкли или были заглушены веселыми бубенцами юмора.

В злобном нетерпении я снова сорвал с некоторых голых мыслей фиговые листочки и, может быть, ранил иные чопорно-неприступные уши. Я очень сожалею об этом, но меня утешает сознание, что и более великие писатели повинны в подобных преступлениях. Уж скорее я мог бы сослаться на Сервантеса и Мольера: Но с еще большим прискорбием я предвижу галдеж фарисеев национализма, которые разделяют антипатии правительства, пользуются любовью и уважением цензуры и задают тон в газетах, когда дело идет о нападении на иных врагов, являющихся одновременно врагами их высочайших повелителей.

Наше сердце достаточно вооружено против негодования этих лакеев в черно-красно-золотых ливреях. Я уже слышу их пропитые голоса:

Генрих Гейне «Снова в сердце жар невольный...»

Выскажу свою точку зрения. На мой взгляд, причина поражения Каспарова лежит не в шахматной сфере. Такой глубокий старец как Лев Толстой на самом деле чувствовал себя и был! Это означает социальный возраст человека и у каждого он различен.

Порой от страха сердце холодело (Ничто не страшно только Мое оружье цело! Но в этом сердце крови больше нет. Генрих Гейне (пер. В.Левика).

Все хорошие философы хороши по-разному, все плохие — плохи одинаково. Гейне один из тех, кто не только покорил свое время , но и вторгся глубоко в будущее, став спутником духовной жизни человечества. О нем можно сказать, что ни до, ни после него не было поэта-философа, сходного с ним, хотя у него были и предки и потомки. Вместе с тем этой романтической, хотя и далеко не безобидной, книгой он, к удовольствию ее либеральных поклонников, ревнителей общественного спокойствия, не вызвал бы против себя Столетней войны, отголоски которой слышны еще сегодня.

В этой ожесточенной войне кондотьеров реакции и мракобесия, вроде Меттерниха и Геббельса, с кинжалом в одной руке и факелом в другой, всегда окружали сонмы вооруженных перьями подручных. Сверкать я молнией умею, Так вы решили:

Стихотворения. Поэмы. Проза

Трубите в трубы И на щите поднимите Мою красавицу! Отныне всевластной царицей В сердце моем она будет Царить и править. Слава тебе, молодая царица! От солнца далекого я оторву Клочок лучезарного, Багряного золота И сотку из него Венец на чело твое царское; От тонкой лазурной Шелковой ткани небесного полога, Осыпанной яркими Алмазами ночи, Отрежу кусок драгоценный И им, как царской порфирой, Одену твой царственный стан. Я дам тебе свиту Из щепетильно-нарядных сонетов, Терцин горделивых и вежливых стансов; У тебя скороходами будут Мои остроты, Придворным шутом — Моя фантазия, Герольдом с смеющейся слезкой в щите — Мой юмор; А сам я, царица, Сам я колени склоню пред тобой И, присягая тебе, поднесу На бархатной алой подушке Ту малую долю рассудка, Что мне из жалости Оставила прежняя Царица моя.

Сердце щемит, аж дышать тесно. . И принцу б сердце отдала свое." Убежден Отговорки разучившегося любить сердца. Запрещённый Гейне.

Во сне я вновь стал юным и беспечным - С холма, где был наш деревенский дом, Сбегали мы по тропкам бесконечным, Рука в руке, с Оттилией вдвоем. Что за сложение у этой крошки! Глаза ее, как море, зелены - Точь-в-точь русалка, а какие ножки! В ней грация и сила сплетены. Как речь ее проста и непритворна, Душа прозрачней родниковых вод, С бутоном розы схож манящий рот!

Не грежу я, любовь не ослепляет Горячечного взора ни на миг, Но что-то в ней мне душу исцеляет, Я, весь дрожа, к руке ее приник. И лилию, не зная, что со мною, Я дерзостно протягиваю ей, Воскликнув: Я вдруг проснулся -- немощный калека, Прикованный к постели столько лет. Я слышал сам, кричали"браво", В почтенной публике кругом Теперь же -- тих нарядный дом, Ни света в нем, ни ликованья. Раздался резкий звук, Хотя подмостки опустели. Не порвалась ли где-то вдруг Одна из струн виолончели?

Но тут в партер из-за кулис, Шурша, метнулась пара крыс; И никнет в горьком чаде масла Фитиль последний, чуть дыша А в нем была моя душа.

Научный форумПоэзия Гейне

Да, гнев поэта страшен. Но еще страшнее насмешка. Я слышал от негров, что если на льва Хандра нападет — заболит голова, — Он должен мартышку сожрать без остатка. Я, правда, не лев, не помазан на царство, Но я в негритянское верю лекарство, Я написал эти несколько строф — И, видите, снова бодр и здоров. Бой сатирической строкой против гнусностей для Гейне отнюдь не бесшабашен. Как часовой на рубеже свободы Лицом к врагу стоял я тридцать лет.

В каком фильме не знаю, но с удовольствием постою в очереди - послушаю)) . А стихотворение Гейне Enfant perdu -"смертник" - он.

! Я знал, что здесь мои промчатся годы, И я не ждал ни славы, ни побед. Пока друзья храпели беззаботно, Я бодрствовал, глаза вперив во мрак. В иные дни прилег бы сам охотно, Но спать не мог под храп лихих вояк. Порой от страха сердце холодело Ничто не страшно только дураку! Ружье в руке, всегда на страже ухо - Кто б ни был враг, ему один конец!

(Гейне/Михайлов)

Как часовой, на рубеже Свободы Лицом к врагу стоял я тридцать лет. Я знал, что здесь мои промчатся годы, И я не ждал ни славы, ни побед. Пока друзья храпели беззаботно, Я бодрствовал, глаза вперив во мрак. В иные дни прилег бы сам охотно, Но спать не мог под храп лихих вояк.

Генрих Гейне (13 декабря февраля ) Большое влияние на раннюю поэзию Гейне имела. его первая Порой от страха сердце холодело.

Забытый часовой в Войне Свободы, Я тридцать лет свой пост не покидал. Победы я не ждал, сражаясь годы; Что не вернусь, не уцелею, знал. Я бойким свистом или песнью злою Их отгонял от сердца моего. Как раз дрянное брюхо Насквозь горячей пулей просажу. Кровь течёт; слабеет тело. Но я не побеждён: Примечания Это произведение перешло в общественное достояние.

Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет. Кроме того, перевод выполнен автором, умершим более семидесяти лет назад и опубликован прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.

Snow Falling On Cedars


Жизнь вне страха не просто возможна, а полностью достижима! Узнай как можно стать бесстрашным, кликни здесь!